22:05 

Творчество Арти - ЧАСТЬ 2 (1 часть ниже).

Мстители - Стражи Галактики
- Всех, кто считает меня предателем или изменником, прошу сделать шаг вперед.
Голос капитана разносился по всему кораблю через систему оповещения. Временно оторвавшись от своих обязанностей, все члены экипажа собрались перед экранами, с которых на них смотрел Периус – смотрел на каждого, и ни на одного из них.
- Можете не опасаться, я вас все равно не увижу, но хочу, чтобы вы открыто признали этот факт перед собой и своими товарищами, - на пару секунд повисла тишина. Лицо капитана оставалось спокойным и сосредоточенным. Где-то в недрах «Искателя» каждый делал свой выбор. Когда время вышло, Крил позволил себе лишь один короткий вздох, - Прекрасно.
Рубикон перейден.
- Так вот, Ричард Райдер был моим другом и я готов пойти на что угодно, чтобы его вернуть. Если хотите проверить мои слова, можете пообщаться с нашими сослуживцами, уверен, если они сочтут нужным, они честно ответят на любые ваши вопросы. Если хотите, можете остаться при своем мнении – честно говоря, мне плевать, - его глаза, голос, выражение лица оставались неизменными, как при докладе. В некотором роде, это и был доклад, - Наша цель – найти пропавшего капитана «Искателя пути». До того момента, как это случится, ваш капитан - я. Можете меня ненавидеть, презирать, осуждать, можете лично озвучить мне свое мнение в свободное время, но это не должно мешать вашей работе. Любого, кто попытается саботировать эту операцию, я отправлю под трибунал лично.
Еще секунда тишины – почти абсолютной, нарушаемой лишь отдаленным шумом двигателей. Капитан не собирался с мыслями - он давал время, чтобы уже озвученные дошли до каждого.
- В настоящий момент мы движемся к координатам, в которых «Искатель» попал в неизвестную Корпусу аномалию, которая, вероятно, стала причиной исчезновения Ричарда Райдера, - на экранах рядом с проекцией лица капитана появилась карта, с одинокой, ярко сияющей точкой, повисшей в межзвездном пространстве, - Действие аномалии привело к тому, что на 5 целых 8 десятых стандартных единиц времени все системы корабля вышли из строя, а члены экипажа потеряли сознание. Будьте готовы к тому, что это может повториться. Наша задача – найти любые следы, способные раскрыть сущность этого явления и указать на местонахождения пропавшего. В случае если это представится невозможным, мы будем действовать по стандартной в случае исчезновения члена Корпуса схеме: поиск на ближайших к месту последнего контакта объектов, по расширяющейся спирали.
Карта отдалилась, отмечая потенциальный дальнейший маршрут.
В некоторых отсеках зазвучали голоса, прокатившиеся по кораблю едва слышным эхо – задача представлялась не из легких. Периус, стоящий на капитанском мостике перед экраном общей внутренней связи, едва заметно сжал за спиной кулаки.
- Как я уже говорил, я готов пойти на что угодно, чтобы найти Ричарда Райдера. В случае, если вы не разделяете мое мнение – примите мои соболезнования, - его лицо не выражало ничего, кроме сосредоточенной решительности, - Эта операция будет длиться до тех пор, пока мы не найдем пропавшего – живым или мертвым. До места последнего контакта осталось два с половиной стандартных часа. Все свободны.

Капитанский мостик вновь наполнился жизнью – голоса, шаги, треск и писк регистрирующих приборов. Как минимум последнее было и во время его речи, но казалось, что сам «Искатель» постарался задержать дыхание, стать чуть тише, чтобы не мешать своему капитану. Очаровательный самообман.
Глядя в открытое пространство перед собой, Периус не увидел, но услышал, как к нему подошли. Эту тяжелую поступь ни с чем не спутаешь. Словно в насмешку, Гас остановился чуть поодаль, за его правым плечом – ровно там же, где всегда стоял сам Периус, когда…
- Ух, ну и речь, - грубый голос первого помощника не дал закончить мысль, вернув к реальности. По интонациям было ясно, что краснокожий улыбается, грубо и просто, и в то же время – дружелюбно, как старый сторожевой пес, - Задал ты жару, не поспоришь. Но не слишком ли ты с ними сурово, а, Крил?
- Ты видел, как они на меня смотрели, Гас. Слышал, что говорили на Ксандре, - Периус слегка сдвинул брови и посмотрел на собеседника, - Надо было расставить точки над и.
- Твоя правда, - полукровка со знанием хмыкнул, - Остается только надеяться, чтобы ничего из перечисленного не увидел и не услышал Ричард. Он же отколошматит всех, кто судачил о твоем предательстве. То есть действительно всех, - судя по выражению лица, эта мысль Гасу очень понравилась, - В том числе своих достославных родственников.
- Отлично, - сухо бросил Периус и снова повернулся навстречу космосу, - Чтобы это сделать, ему придется оказаться живым.
Повисла неловкая пауза, однако Гас не ушел. Он был одним из самых опытных курсантов Корпуса на этом корабле, встретивший желторотых юнцов, какими они когда-то были, с понятным любому сомнением и недовольством. Не прошло и полугода, как Гас стал верным сторонником Ричарда, поддерживавшим его во всем, включая каждое повышение Периуса вплоть до того дня, когда «желторотый юнец», ставший к тому моменту своим в доску, сменил его на посту первого помощника. Теперь это место снова было его, но ни у кого язык бы не повернулся сказать, что Гас счастлив по этому поводу.
- Ты это серьезно? – в голосе бывалого вояки звучало что-то, более всего похожее на сомнение, - Ну, насчет того, что не остановишься, пока не найдешь его. Ты же знаешь, космос большой, а учитывая условия его исчезновения…
- Хочешь соскочить?
Злой, вызывающий взгляд Периуса Гас встретил со стойкостью бронетранспортера, и капитану невольно стало стыдно за очередную вспышку. Кто угодно – только не Гас, что первый помощник тут же подтвердил.
- Не дождешься, - хмыкнув, краснокожий сжал плечо капитана своей огромной ручищей, - Я с тобой, Крил. До самого конца, каким бы он ни был…
Дождавшись примирительного кивка, Гас широко ухмыльнулся и направился к своему месту, но на полпути остановился и снова взглянул на Периуса, торчащего на капитанском мостике живым памятником упорству и готовности идти вперед.
- Знаешь, а ведь Ричард был прав. Из тебя выйдет отличный капитан.


- Как думаешь, мне стоит лезть в эту гонку?
- Ты о чем?
- О гонке за президентское кресло. Скоро выборы.
Над головой раскинулось бескрайнее звездное небо. Темный, натянутый от горизонта до горизонта купол: Ричард мог и не назначать высадки, но капитан сам признался, что не мог отказать себе и команде в этом удовольствии.
- Оно тебе надо?
Свежий воздух, свободные просторы, не зажатые перегородками коридоров, чистая вода. Последнее задание – впереди только долгий путь домой, что сбивало с делового настроя. Хотелось просто вдохнуть полной грудью эту концентрированную свободу и посоветовать другу сделать то же самое.
Перевернувшись на бок, Крил увидел серьезное лицо Ричарда и понял, что советовать бесполезно. Несмотря на все улыбки и заверения, капитан был где угодно, только не здесь.
- Хорошо, - подперев щеку ладонью, Периус вздохнул и переформулировал философское изречение в чуть более конкретное, - зачем оно тебе надо?
Ричард смотрел в небо, заложив руки за голову, но Крил был готов отдать годовое жалование за то, что вместо звезд внук Новы Прайм видит перед собой информационные выкладки и шпили родного города. Вот вам и отдых для всей команды, ну-ну.
- В центральный штаб меня пока, вестимо, не пускают, но как капитан корабля я получаю определенные сводки, - начал Ричард издалека, так и не оторвавшись от созерцания неба, - И этого, в общем-то хватает. Передислокация сил, якобы для проверки удаленной колонии, которая – вот неожиданность – ближе всех расположена к нашим рубежам. Новые запросы насчет беженцев-полукровок. Старые запросы насчет беженцев-полукровок. И далее, далее, далее, - повернув голову, капитан посмотрел на своего первого помощника, и взгляд этот был довольно пугающим, - я никому пока не говорил, но, Крил – я уверен больше чем на сто процентов, что нас ждет война. И не эти локальные стычки, которых уже, впрочем, более чем достаточно. А настоящая, полноценная война.
- Крии, – грудь Периуса что-то противно царапнуло изнутри, но затем блаженная лень снова взяла свое. Да, новость была не из лучших. Но разворачивать полноценную войну из-за каких-то беженцев? Бред. Однако Ричард кивнул.
- Они самые. Ты должен понимать мое беспокойство: даже при полной мобилизации они нас по стенке размажут. Не так быстро, как, скажем, лет тридцать назад, но все равно.
- А при чем здесь выборы?
Райдер коротко хмыкнул и снова уставился на звезды.
- Я просмотрел список потенциальных кандидатов. Они хороши, даже очень.
- Но?
- Но я знаю этих людей, - в голосе Ричарда мелькнула какая-то застарелая усталость, - Тот же дядя Алекс – настолько горд и неуступчив, что вряд ли предложит место даме, не то что пойдет на переговоры, особенно когда станет понятно, что мы далеко не в лучшем положении. И они все… такие. Так или иначе, - по лицу капитана пробежала болезненная гримаса, - жаждут доказать всем, что мы – лучшие. Или по крайней мере, что лучшие – они сами. У каждого свои мотивы, но я не вижу никого, кто готов был бы пойти на переговоры, никого, кто захотел бы остановить эту войну.
- А ее надо остановить?
Крил спросил и тут же пожалел об этом. Следовало интересоваться не необходимостью предотвращения войны, а вероятностью того, что она вообще будет. На худой конец – вероятностью того, что ее возможно остановить. Но слова прозвучали. Ричард резко сел: таким Периус своего друга видел нечасто, - Райдер умел сдерживать злость и не показывать ее окружающим. Сейчас он то ли не смог, то ли не захотел этого делать.
- Конечно! – развернувшись к старому другу, Ричард яростно взмахнул рукой, указывая на раскинувшийся у подножья холма лагерь, - война потребует всех ресурсов. На передовую бросят всех – сначала тех, кто сейчас находится в регулярном составе, потом исследовательские корабли, потом – желторотых юнцов, едва закончивших Академию. «Искатель» будет одним из первых – все же лучший корабль флота. Сколько людей разделят судьбу Габриэля? Скольких мне придется помянуть? – в голосе Ричарда ярость смешалась с отчаяньем, - И все эти жизни пойдут прахом, потому что Крии лучше нас! Это знают все, но им так надо доказать обратное, что они готовы пожертвовать чем угодно – и утянуть с собой все и вся, - капитан медленно вздохнул, беря себя в руки, - этому надо положить конец. Ба.. Нова Прайм могла бы это сделать, но она покидает пост. Поэтому…
- Поэтому этим должен заняться ты, - в голосе Периуса причудливо смешивалось осуждение, ирония и сожаление. Он понимал, что Ричард уже принял решение, вот только не знал, как сам относится к этому.
Капитан неожиданно хмыкнул.
- Помнишь, что постоянно ворчал старина Саал?
- Корпус просто не может не лезть туда, где все плохо, - произнесли они в унисон и рассмеялись.
- И чем хуже, тем лучше, - закончил Ричард фразу, ставшую притчей во языцах, когда ветер снес неловкое, отдающее истерикой веселье в сторону.
- А что насчет «Искателя»? – Периус иронично хмыкнул, давая другу понять, что его решение он если не одобряет, то хотя бы принимает. Ричард улыбнулся – немного устало, но все равно искренне.
- Есть у меня на примете один достойный кандидат. Но сперва – заявление, и еще одна миссия, - он снова завалился на траву, и на этот раз действительно увидел звезды над головой, - если я выиграю, застряну на Ксандре черт знает на сколько. Хочу погулять напоследок.
- А как же гонка? – попробовал подколоть его Крил, но Ричард только улыбнулся.
- Мои дела скажут все за меня. А кого выбирать, решит Ксандр.

Они провели на Ксандре несколько месяцев: отпускные для команды, сдача отчетов, построение нового маршрута. Предвыборная гонка. Никто не ожидал, что молодой президентский внучек попрет в высокую лигу, или – тем паче – чего-то там сможет добиться. Периус, положа руку на сердце, разделял эту точку зрения и втайне на провал друга надеялся, как наиболее безболезненный способ отменить самоубийственный демарш в сторону президентского кресла. Но сложилось все иначе: Ричард не только попер в высокую лигу, перепутав бывалым политиканам все карты - за пару недель парень выбился в лидеры. Видимо, кто-то решил (разумно, чего таить), что удача и успехи «Искателя» отлично будут смотреться на лопостях политпропагандной мельницы. Вот и досмотрелись до того, что Ричард стал одним из героев эпохи и, по совместительству – в числе трех наиболее вероятных кандидатов на пост президента. Любовь зла, как известно, а уж любовь народа… Оттанцевав пару ронделей в политических и светских кругах, Ричард выступил с официальным заявлением и отчалил на пике страстей в последнюю перед финальной гонкой миссию.
На которой бесследно исчез.

- Капитан, к нам приближается неопознанный объект.
Периус выпрямился в кресле и устало протер глаза, словно присыпанные песком от бессонницы и большой нагрузки. Несколько секунд приборы таяли и расплывались, затем реальность встала на место.
- Доложите обстановку.
С того момента, как они покинули точку, где «Искатель» столкнулся с аномалией, забравшей Ричарда, прошло не более трех часов.
- Судя по размерам, это не корабль. Однако скорость сопоставима со скоростью «Искателя», если не выше.
Любопытно. Крил не ожидал, что все случится так быстро.
- Всю энергию на щиты. Команде – боевая готовность, ждать приказа. Сколько до столкновения?
- 17 стандартных минут, капитан.
- Продолжайте отсчет.
Вскоре черную глыбу космоса расчертила серебряная полоса, выгнулась зигзагом и ринулась прямиком к ним.
- 10 секунд до столкновения. 9. 8. 7. 6.
- Твою ж… Что это?!
- Интересно…
Периус смотрел на призрачную, серебристую фигуру, зависшую в открытом безвоздушном пространстве прямо перед капитанским мостиком, и остро чувствовал, что какая-то его часть сейчас находится где-то еще. Где-то в другом месте. Что отсутствие этой части лишает его вкуса реальности. Делает мысли и чувства сухими и четкими, и в то же время какими-то.. ненастоящими. И что случилось это после пропажи Ричарда. Или он всегда был таким? И просто яростное, отчаянное жизнелюбие друга, его вера в людей и лучшее заглушали эту равнодушную пустоту, делая ее не такой заметной?
Все это потребовало не больше секунды, а затем по мостику растекся гулкий, нечеловеческий голос.
- Приветствую тебя, Периус Крил.
За спиной засуетились техники, пытаясь отследить, как и откуда этот.. это смогло проникнуть в системы корабля. Пытаясь сделать хоть что-то, чтобы избавиться от ощущения, что этот голос звучит прямо у них в голове.
Не обращая на них внимание, капитан медленно поднялся и подошел к окну. С такого расстояния он мог разглядеть лицо говорившего, но толку от этого не было никакого – мерцающее серебром, оно ровным счетом ничего не выражало.
- Назови свое имя и цель.
- Меня называют Серебряный Серфер. У моего господина есть то, что ты ищешь. В ваших системах есть информация обо мне – ознакомься с нею. Это сэкономит время.
- Капитан, - Гас нарисовался за правым плечом и то, как звучал его голос, подтверждало слова неизвестного лучше чего бы то ни было, - он прав. В архивах Корпуса есть записи, касающиеся этого… объекта. Их немного, но вам лучше на них взглянуть.
- Хорошо, - в последний раз окинув взглядом неподвижную фигуру за стеклом, Периус повернулся к первому помощнику, - показывай.
Информации действительно было немного, и она больше напоминала подборку слухов и сплетен, чем полноценные сводки. Но даже этого было вполне достаточно. Точнее, хватало одной строчки, в самом начале короткого резюме. «Объект является прислужником целестиала, известного под именем Галактус». Вестник.
Периус обернулся к одному из могущественнейших существ во Вселенной. Существ, которое знало его имя и явилось говорить непосредственно с ним.
- Чего хочет твой… господин?
Произнести это устаревшее слово без усмешки Крил не смог, даже невзирая на далеко не комичный расклад ситуации. Серфер этого не заметил. Кажется, он вообще ничего не замечал. Посылка на ножках – прилетел, сказал, сделал, уничтожил. Оружие массового поражения, словно в шутку принявшее форму человека.
- В бортовом компьютере вашего корабля есть координаты, - Периус бросил взгляд на экран, где в эту самую секунду высветилось несколько цифр. Легкость, с которой Серфер подчинял их системы, одновременно пугала и вызывала смутное отвращение. Непонятно правда: к нему или к самому себе, – Приходи один.
Сказав это, Вестник развернулся и через несколько секунд снова стал лишь серебристой полосой на фоне бескрайнего космоса.
Да, он был прав, когда говорил, что информация о его сущности сэкономит время. Не было необходимости объяснять, что будет, если Периус не примет это «приглашение». Или вздумает ослушаться.

- Не говори, что ты идешь туда один. Что ты вообще идешь туда.
Периус стремительно шел по коридорам в сторону телепортационного отсека, не обращая внимания на удивленные и временами испуганные взгляды команды. Гас мчался следом верной собакой, тявкая что-то о необдуманных решениях и их последствиях.
- Это целестиал, Гас. Ты знаешь кто такие целестиалы?
- Да, но..
Капитан резко затормозил и развернулся к помощнику, запыхавшемуся и неожиданно растерянному. Гас не знал, что делать. Гас пытался следовать протоколам. Гас, черт подери, боялся. Одного этого было бы достаточно, чтобы напугать всех членов корабля, но Периусу было плевать. Стандартные протоколы не учитывали подобных ситуаций. Стандартные протоколы много чего не учитывали. Зато у него был долг, который он обязан выполнить. Человек, которого должен спасти. Крил не искал защиты у должностных инструкций и типовых тренировок, потому что не нуждался в ней. В отличие от всех, он не боялся. Страха нет, когда ты точно знаешь, что надо делать. И будь, что будет.
- У него есть то, что мы ищем, Гас, - голос капитана звучал сухо и уверенно, - у него Ричард, я уверен. Понятия не имею как и зачем, но он там. И я действительно собираюсь сделать что угодно, чтобы вернуть его.
Гас растерянно моргнул, набрал в грудь воздуха, собираясь что-то сказать, Периус только отмахнулся.
- Сопровождение не поможет, скорее наоборот. Мы ему на один чих, со всем кораблем и боевым оснащением. Думаешь, три-четыре бойца смогут что-то сделать? – первый помощник неловко переступил с ноги на ногу, Периус кивнул, - в лучшем случае они его разозлят, если эти штуки вообще знают, что такое злость. Мне сказали прийти одному – я иду один.
Развернувшись, Периус продолжил свой путь, но уже не так быстро. Гас плелся рядом, и его даже было немного жаль. Иметь столько силы и опыта и никакой возможности помочь – жуткое чувство. Омерзительное.
- Пока меня не будет капитаном являешься ты, - Крил отдавал приказы, создавая хоть какую-то опору под ногами первого помощника, - Твоя главная задача – безопасность команды и Искателя. Если что-то случится – что угодно – доставь их домой.
- А как же…
- Команда и корабль, - жестко повторил Периус, уже приближаясь к телепортационному отсеку, - а я сделаю все, чтобы вернуть Ричарда.
Остановившись перед последней дверью, они обернулись друг к другу и крепко пожали руки. Лицо Гаса уже не было таким растерянным – теперь он по крайней мере знал, что делать. Не одобрял, злился на себя и капитана, но знал, что его решение верное. Даже лучший корабль флота – ничто в сравнении с силой целестиала. Ни к чему жертвовать жизнями команды. За прошедшие годы они научились, не теряя надежды в лучшее, рассчитывать и на самый худший из возможных исходов. И в этой ситуации молодой капитан и его бывалый помощник прощались так, словно никогда уже не увидятся.
- Удачи тебе, Периус, - полукровка криво усмехнулся и первым разжал ладонь, - верни нам эту президентскую задницу. И сам не пропадай, а то второй раз лезть в такую клоаку у меня нет никакого желания.
- Постараюсь, - хмыкнув, Крил забрался на платформу и отдал приказ техникам. Застывший у пульта управления, Гас выбросил в воздух крепко сжатый кулак.
Последним, что слышал Периус, был разбитый шумом телепорта возглас: «Только вперед».

------
- У нас входящий сигнал!
- Что? Откуда?
- Понятия не имею! Очистите платформу, срочно!
- Это может быть опасно…
- Нет времени. Мы должны его принять или он распадется на атомы, кто бы он ни был. Охрана, приготовьтесь.
- …
- Кто это?
- Не знаю, но это кто-то из наших и ему явно нужна помощь.
- Опять Крии?
- Без понятия! Скорее, он на грани истощения.
- Оператор, срочно требуется мед. группа. Зал телепортации, прибытие, 4 отсек. Центурион в критическом положении…
- Это… Мироздание, не может быть!
- Что еще?
- Вы уверены?
- Да, это точно он.
- Доложите президенту, немедленно! Ричард Райдер вернулся.


- Капитан!
- Я вижу. Срочно, разворот, двигатели на полную мощность.
- Но они до сих пор не вернулись..
- Последний приказ капитана, выполняйте. Скорее, чтоб вас!
- Не выходит!
- Приборы вышли из строя. Капитан, мы не успеваем!
- Все к спасательным шлюпкам.
- Вторая волна настигнет нас через 6 секунд. Никто…
- Никто не успеет. Да смилостивится над нами Мироздание. Прости, Периу…


Первое, что увидел Ричард, были цветы. Много цветов. Очень много цветов. Такое чувство, что его собрались в них похоронить. Их приносили каждый день, меняли, выбрасывали, приносили снова. От душного аромата кружилась голова.
Ричард ненавидел эти цветы. Он хотел их порвать, уничтожить, растоптать. Но каждый день их приносили – снова и снова - а у него не было сил даже просто сказать, как больно, тошно и мерзко ему на них смотреть.
Эти цветы были ложью. Они были фальшью. Дешевой фонограммой счастья.
Они стали его напоминанием и его карой.
Поэтому спустя неделю, когда он снова смог говорить, утром, когда мед-сестра внесла в палату очередные букеты, он не сказал ни слова.

- Ты жив.
Нова Прайм остановилась на пороге палаты, глядя на сидящего в кровати внука. Ричард смотрел в окно, опутанный проводами и датчиками, он не повернул голову ни когда она подошла ближе, ни когда села рядом. Его лицо не выражало ничего, но она видела, как под тонким слоем свежеобретенной маски безразличия бушуют эмоции. И ее сердце сжималось от боли.
- Я – да.
Два слова, короткий взгляд, а сколько ненависти. Ненависти к самому себе. Прайм склонилась вперед, желая прикоснуться к ладони внука, но он не дал этого сделать. Сложив руки на одеяле, он снова отвернулся к окну. Повисла тишина, разбавленная лишь писком приборов и отдаленными голосами в конце коридора.
- Когда ты собиралась мне сказать?
Женщина тяжело вздохнула. Она знала, что разговор выйдет не из легких, но не думала, что настолько.
- Когда ты придешь в себя. Кто?
- Саал.
Они всегда прекрасно понимали друг друга. Даже сейчас ни тому, ни другому не требовалось слов, чтобы узнать, что творится на сердце. Но с того момента, как он пришел в себя, Ричард возводил стену, что должна была отделить его от мира. Стена была еще низкой и хрупкой, но внук Новы всегда отличался упорством и к любой задаче подходил с несвойственными его возрасту обстоятельностью и серьезностью. И если ничего не предпринять, очень скоро эта стена станет такой крепкой и монументальной, что он уже никогда не сможет ее разрушить. Даже если захочет.
- Это не твоя вина.
Пустые слова, они оба это знают, но их надо произнести. Ричард скривился, как от зубной боли.
- А чья?
- Ты знаешь, что не всегда можно найти виновных, - мягко, но уверенно возразила Нова Прайм, - это был их выбор.
- Они не знали, на что шли!
Ричард резко взмахнул рукой, едва не запутавшись в проводах. Ярость во взгляде теперь мешалась с отчаяньем, это было больно, и это было необходимо. Как необходимо извлечь осколок из раны, чтобы та могла затянуться.
- Они понятия не имели, с чем столкнутся!
- То же можно сказать о многих заданиях, через которые ты провел их в прошедшие годы.
- И в итоге привел их к смерти! А теперь меня чествуют как героя…
- Ты и есть герой. Для них, - теперь и Нова Прайм смотрела за окно на блестящие башни столицы.
- Нет, - голос Ричарда прозвучал неожиданно глухо, - я не герой.
Она вновь обернулась к внуку – тот смотрел на свои руки так, словно видел их впервые. Будто видел на них то, что не мог увидеть никто кроме него самого. Нова Прайм хорошо знала этот взгляд – не раз она натыкалась на него в зеркале.
- Периус мертв. Погиб у меня на глазах. Пожертвовал собой ради меня. Все они – сигнал «Искателя» пропал через пару секунд после моего возвращения, я знаю. Все эти смерти – ради того, чтобы жил один единственный человек, - плечи Ричарда напряглись и женщина склонилась вперед, заключая его в объятия. В этот раз он не сопротивлялся, - что мне с этим делать? Как с этим справиться? Я не смогу..
- Нет, - она мягко провела ладонью по спутавшимся, отросшим за месяц, проведенный в больнице, волосам, - Ты сможешь. Ты лучше меня, Ричард, лучше нас всех. Поэтому они пошли за тобой. Я уверена: они пошли бы, даже зная, что их ждет. И поэтому ты справишься – со всем. Я в тебя верю, мальчик мой.
Они просидели так почти час, молча, осторожно, с величайшим тщанием разбирая стену отчуждения и вычищая невидимую никому рану от осколков и гноя. Со временем она затянется, но никогда не закроется до конца – вечное напоминание, которое будет заставлять его идти вперед и влиять на все поступки и все решения. Нова Прайм хотела бы думать, что эта рана будет первой и последней, но она знала – чувствовала – что это не так.
Когда она уходила, Ричард снова смотрел в окно, но в его взгляде больше не было того яда.
- Попроси их забрать цветы.
Спрятав улыбку, женщина закрыла за собой дверь и поймала пробегающую мимо мед-сестру.
- Уберите букеты из палаты Президента.
- Хорошо, мисс.

URL
   

Мультивселенная Марвел

главная